Воскресенский и Троицкий соборы

В конце XVII века Осташков превратился в большой город, в котором быстро росла численность населения, развивалась торговля. Близость к литовской границе и постоянная опасность нападения нимало не препятствовали росту города. Осташков активно торговал с другими порубежными городами, с Польшей и Литвой. В 1651 году осташковский воевода сообщает в посольский приказ о приезде в город с товарами смоленских, могилевских и других «торговых людей». Во многих городах России во второй половине XVII века развитие торговли и строительства происходило параллельно. Разделение Осташкова на две слободы было к тому же чисто местной причиной, способствовавшей оживлению строительства. И патриарх и Иосифо-Волоколамский монастырь назначали в городские соборы своих настоятелей, внедрявших тут вполне определенные вкусы. Сочетание этих причин способствовало тому, что в Монастырской слободе в 1677 году начали строить Воскресенский собор — один из самых больших в Тверском крае. Одновременно рядом с собором была построена колокольня. Вслед за этим для жителей Патриаршей слободы вблизи Воскресенского собора в 1685 году заложили Троицкий собор, освященный в 1697 году. (В середине XVIII века при нем также возвели отдельно стоящую колокольню.) Два каменных собора, построенные почти одновременно, в таком сравнительно небольшом городе, как Осташков, — событие исключительное. Заметим, что в Твери существовал один городской собор, в Ржеве только в конце XVII века начали строить каменный собор, а в Зубцове он вообще оставался деревянным.
 
Троицкий и Воскресенский соборы не раз перестраивали, изменяя их внешний вид, расписывали интерьеры и ремонтировали. О первоначальном облике соборов совсем недавно можно было судить лишь по небольшим фрагментам декора, видневшимся кое-где на фасадах. Все остальное «узорочье» XVII столетия оказалось скрытым поздними пристройками, толстым слоем штукатурки, сбито или заменено в разное время новым декором. Реставрация Троицкого собора закончена, недалек тот день, когда и фасады Воскресенского собора освободятся от строительных лесов. В процессе реставрации архитектором В. И. Якубени было сделано много интересных наблюдений и открытий. До недавнего времени стоящая рядом с Воскресенским собором высокая столпообразная колокольня с шатровым завершением своими формами вызывала некоторое недоумение. Ее композиция и декор повторяют хорошо известные ярославские колокольни. Прямой аналогией для нее может послужить колокольня соборного комплекса в Коровниках в Ярославле, имеющая почти такую же композицию и декоративную обработку шатра с убывающими проемами слуховых окошек. Теперь стало очевидно, что и Воскресенский и Троицкий соборы — первые каменные строения Осташкова — по стилистическим признакам принадлежат к ярославской школе зодчества. Бесстолпный двусветный четверик храма с трапезной и приделами с севера и юга у Воскресенского собора увенчан двумя рядами кокошников и традиционным пятиглавием. Постаменты в основании барабанов пятиглавия также украшают кокошники. Композиция и особенно декоративное убранство фасадов характерны для многих посадских церквей Ярославля, вплоть до отдельных деталей декора, встречающихся только там. Причины, побудившие осташей обратиться к ярославским строительным традициям, остаются не совсем ясными. Можно лишь констатировать, что дошедшие до нас храмы Осташкова последовательно повторяют свой прототип. Пышные посадские соборы Ярославля, воздвигнутые богатыми купцами, пришлись по вкусу жителям Осташкова, что подтверждается дальнейшим развитием строительства в городе и окрестностях.
 
Во второй половине XVIII века, после очередного ремонта, Троицкий собор был расписан и украшен лепниной, выполненной, по-видимому, осташковскими мастерами Кондратием Семеновым Конягиным, Ильёй Михайловым Верзиным и Семеном (Еремеевым?) Уткиным. Эти же мастера работали над убранством интерьеров Крестовоздвиженской и Петропавловской церквей в монастыре Нилова пустынь. (Над раскрытием росписи сейчас трудятся художники объединения «Росреставрация».) Судя по реставрированным фрагментам композиции Страшного суда, фигурам и ликам святых, роспись Воскресенского собора станет интересным памятником живописного искусства, выполненным местными, осташковскими, мастерами.
 
По своим размерам и композиции Троицкий собор почти не отличается от Воскресенского. Однако четверик храма получил более стройные пропорции, а декор стал нарядней. В этом отразились дальнейшие изменения русской архитектуры, нарастание ее «узорочья». Наибольшие изменения претерпели завершение собора и традиционное пятиглавие. Барабаны стали чуть уже, плотнее поставлены друг к другу, кокошники на углах четверика с переломами, так, что угловые украшают сразу два фасада. Подобный прием размещения кокошников несколько раньше нашел широкое применение в церквах Москвы, Замосковья, очень быстро был подхвачен и полюбился мастерами Ярославля, повторился в Осташкове в Троицком соборе, а позже — в Торопце. Четкая плоскость верхней части фасада здания, ранее фронтально обращенная к зрителю, — нарушалась. Кокошники становились не продолжением фасада, а превращались как бы в развитый постамент для пятиглавия, непрерывным поясом обегая по периметру здание. Отсюда оставался один шаг до того, когда мастера, пытаясь придать древним формам новое, «барочное», звучание, превратят кокошники вообще в декоративные пояса, сочетающиеся с классическими формами карнизов, как, например, в церкви села Рогожа, о которой речь будет ниже.
 
Трудно найти какие-либо принципиальные отличия осташковских соборов от ярославских. Самое большое их расхождение — полное отсутствие знаменитой ярославской цветной поливной керамики и замена ее на более простую декорацию из кирпича и белого камня. Но при всем этом, особенно в Троицком соборе, начинают вырабатываться черты, характерные только для местного строительства. Так, например, появляются крыльца со своеобразными опорами и пышно украшенные фигурным кирпичом, «порезки» на перехватах полуколонн и на бусинах, становятся более тонкими заглубленные в массив стены «трефовые» ниши и т. п. Впоследствии все эти формы найдут широкое применение в местной архитектуре и, постоянно видоизменяясь, доживут вплоть до начала XIX века.
 
Троицкий собор, как и Воскресенский, был расписан во второй половине XVIII столетия местными, осташковскими, живописцами. В отличие от яркого красочного колорита росписей Воскресенского собора, где лики персонажей словно списаны мастерами с окружавших их людей, а одеяния святых празднично нарядны, живопись в Троицком соборе более сдержанна, сумеречного коричневато-охристого колорита, в котором словно выхвачены ярким светом отдельные фигуры. Живописные композиции в богатом лепном барочном обрамлении исполнены местными мастерами. Наличие богатого лепного убранства в Троицком и Воскресенском соборах и в других церквах окрестностей города свидетельствует о работе в Осташкове продолжительное время высококвалифицированных мастеров-лепщиков. Это подтверждается многочисленными архивными документами, а также тем, что осташковские лепщики были известны далеко за пределами города. Сейчас в Троицкий собор перенесена часть экспозиции Осташковского музея.
 
Несколько особняком среди группы этих построек стоит колокольня Троицкого собора. Интересно сравнить ее с другой, стоящей рядом и построенной лет на семьдесят раньше. Две эпохи, два совершенно различных стиля, совершенно иное понимание форм. Колокольня ярославских мастеров стремительно поднялась вверх ровным упругим столпом, стянутым пилястрами, горделиво неся пышный шатер. Убывающие кверху слуховые проемы с наличниками придали завершению большую стройность. В композиции колокольни есть что-то торжественное, царственное в своем неудержимом взлете. Вторая колокольня несколько выше первой, но ее силуэт менее строг и не так четко рисуется на фоне неба. Формы округлы, с мягкими плавными очертаниями. При этом каждый ярус подчеркнуто отделен друг от друга. Декоративные формы одного из ярусов колокольни напоминают развернутые висячие свитки. Рисунок этих «свитков» своей выразительностью активно воздействует на плоскость стены, сообщает ей динамичность, при взгляде на них особенно понимаешь, сколь нетерпим был мастер к плоскости, как стремился нарушить ее статичность, придать ей движение, сделать ее многоплановой.
 
Два собора и колокольня, построенные в конце XVII века в Осташкове, их богатое убранство, по-видимому, особенно пришлись по душе жителям города, долго служили образцами для местных мастеров. Иначе кэк объяснить, что спустя сто—сто пятьдесят лет в храмах по окрестным селам будут повторяться декоративные мотивы первенцев каменного зодчества края. К этому времени сами соборы не раз переделают, придадут им новый вид, стремясь уподобить их столичным образцам, не станет нарядных фасадов, но они не изгладятся из памяти тех, кто украсил «белыми ризами церквей» села вокруг Осташкова. И вряд ли справедлива недооценка таких памятников, в которых спустя полтора века, словно вырвавшись из-под покрова столетий, неожиданно возродились формы, казалось бы, совсем ушедшие.


[[57.07912,33.10386],[57.07942,33.10469],[57.07975,33.10538],[57.08019,33.10609],[57.0806,33.1067],[57.08077,33.10691],[57.08107,33.10722],[57.08138,33.10747],[57.08283,33.10829],[57.08311,33.1085],[57.08346,33.10879],[57.08378,33.10912],[57.0839,33.1092],[57.08402,33.10924],[57.08418,33.10926],[57.0843,33.10925],[57.08479,33.10909],[57.08521,33.10889],[57.08579,33.1086],[57.08607,33.10842],[57.08645,33.1081],[57.08689,33.10769],[57.08702,33.10761],[57.08726,33.10743],[57.08813,33.10694],[57.08898,33.10647],[57.08969,33.10606],[57.09013,33.10587],[57.09043,33.10583],[57.09093,33.10592],[57.09161,33.10615],[57.09282,33.10651],[57.09313,33.10669],[57.09328,33.10682],[57.0935,33.10707],[57.0936,33.1072],[57.09378,33.10683],[57.09448,33.10543],[57.09612,33.10253],[57.09689,33.10072],[57.09731,33.09974],[57.09757,33.09914],[57.09769,33.09899],[57.0978,33.09893],[57.09841,33.09867],[57.09866,33.09854],[57.09895,33.09826],[57.09914,33.09803],[57.0992,33.09793],[57.09928,33.09775],[57.09935,33.09726],[57.09948,33.0962],[57.09969,33.09504],[57.0998,33.09459],[57.09989,33.09435],[57.1001,33.09386],[57.10052,33.09403],[57.1009,33.09408],[57.10159,33.09412],[57.10197,33.09415],[57.10221,33.09409],[57.10235,33.09404],[57.10248,33.09396],[57.10269,33.09382],[57.1028,33.09375],[57.10292,33.09371],[57.10312,33.09372],[57.1038,33.09393],[57.10507,33.09447],[57.10526,33.09449],[57.10556,33.09449],[57.1067,33.09435],[57.10721,33.09431],[57.10763,33.09432],[57.10898,33.09438],[57.10961,33.09432],[57.1098,33.09426],[57.10996,33.09417],[57.11022,33.094],[57.1105,33.09373],[57.11102,33.09307],[57.11147,33.0926],[57.11166,33.09245],[57.11204,33.09227],[57.1124,33.09217],[57.11272,33.09211],[57.11351,33.09204],[57.11383,33.09206],[57.11437,33.09214],[57.11542,33.09235],[57.11573,33.09244],[57.11789,33.09337],[57.11829,33.09353],[57.11846,33.09355],[57.11855,33.09355],[57.11868,33.0935],[57.11886,33.09337],[57.11899,33.09322],[57.1191,33.09306],[57.11916,33.09292],[57.11927,33.09253],[57.11938,33.09201],[57.11943,33.09189],[57.11953,33.09174],[57.11963,33.09166],[57.11983,33.09158],[57.12137,33.09114],[57.12147,33.09116],[57.12304,33.09172],[57.12383,33.09205],[57.12405,33.0922],[57.12508,33.09324],[57.1276,33.09572],[57.12805,33.09621],[57.13039,33.09905],[57.13142,33.10032],[57.13172,33.1008],[57.13201,33.10138],[57.13233,33.10211],[57.13289,33.1034],[57.13351,33.10478],[57.13359,33.10494],[57.13364,33.10503],[57.13382,33.10525],[57.134,33.106],[57.13429,33.1072],[57.13499,33.10938],[57.13557,33.11103],[57.1358,33.11169],[57.1362,33.11277],[57.1363,33.11298],[57.13642,33.11324],[57.13668,33.11358],[57.1368,33.1137],[57.13689,33.11377],[57.137,33.1138],[57.13717,33.1138],[57.1373,33.11377],[57.13743,33.11373],[57.13757,33.11364],[57.13885,33.1127],[57.13982,33.11214],[57.1411,33.11141],[57.14196,33.11101],[57.14207,33.11194],[57.14214,33.11323],[57.1492,33.10914],[57.15204,33.10748],[57.15369,33.10654],[57.1589,33.10357],[57.16038,33.10273],[57.16044,33.10305],[57.16126,33.10263],[57.1614,33.10256]]
57° 9' 40.5324" N 33° 6' 5.9148" E